Подарок от Трампа: сколько плюсов для России от санкций США против Ирана  13

Геополитика

25.04.2019 08:45

Дмитрий Лекух

2604  8.1 (5)  

Подарок от Трампа: сколько плюсов для России от санкций США против Ирана


США запретили пяти странам – Китаю, Японии, Индии, Турции и Южной Корее – покупать нефть у Ирана. Ранее Трамп разрешил им не соблюдать санкции против Тегерана, но со 2 мая решил отменить это исключение. Последствия у этого «трамповского указа» могут быть самые серьезные: Иран уже пригрозил перекрыть Ормузский пролив, цены на нефть пошли вверх, Китай раскритиковал политику США

Вот в чем администрации нынешнего американского президента невозможно отказать, так это – в последовательности. Вот и сейчас власти США вполне прогнозируемо решили не продлевать временные разрешения на импорт иранской нефти, выданные осенью прошлого года для импортеров из восьми стран – Китая, Греции, Индии, Италии, Японии, Южной Кореи, Тайваня и Турции. Трое – Италия, Греция и Тайвань – еще в прошлом году прекратили закупки, а остальные попросили продлить «льготный период». Разрешения действовали как раз до 2 мая – с этого дня США будут считать себя вправе препятствовать попыткам любой страны мира импортировать иранскую нефть.

Итак, о чем идет речь. Если ориентироваться на данные американского информационного агентства «Platts» (в мире нефтяных котировок делит «пальму» только с «Price Reporting Agencу», других конкурентов нет, так что верить можно), мартовский экспорт иранской нефти составлял примерно 1,7 миллиона баррелей в сутки. Это много. И если даже учесть, что порядка миллиона баррелей уходили в Индию (0,357 млн баррелей в сутки) и Китай (0,628 млн баррелей), у которых по поводу американских санкций по иранской нефти есть особое мнение и все возможности его отстоять, то даже прогнозируемое аналитиками сокращение предложения на мировых рынках на 0,7-0,8 миллионов баррелей в сутки – это очень и очень, простите, до фига.

Чтобы было понятно: $110-$120 за бочку на пике без роста добычи со стороны третьих стран (в данном случае речь может идти о Саудовской Аравии, ОАЭ и России, других реальных игроков на рынке сейчас нет) – это даже к бабке не ходи. Особенно если учитывать еще и наличие «венесуэльского фактора».

На что рассчитывают Америка и Дональд Трамп? Да все просто. США полагают, что уже получили «зеленый свет» от Саудовской Аравии и ОАЭ и что они компенсируют потерю иранской добычи. И этого нельзя исключить. Более того, нет никакого сомнения в том, что, если саудиты и ОАЭ начнут наращивать добычу, компенсируя выпадающие объемы, то Российская Федерация тоже наверняка не останется в стороне. И теоретически подобный ход событий вполне допустим, но тут возможны нюансы.

Во-первых, никто не будет никуда торопиться. Страны ОПЕК+ не так давно уже поверили в «иранские санкции» Трампа. Нарастили добычу. И в результате были довольно жестоко и весьма безапелляционно «кинуты» американцами. Да-да, при помощи тех самых «нефтяных индульгенций» восьми странам, которые Вашингтон только что отменил.

Вряд ли можно сомневаться, что если теперь добыча и будет наращиваться, то только после того, как страны ОПЕК получат гарантии того, что американские «санкции» в этот раз обойдутся без «исключений». Потому как дважды попадаться на один и тот же трюк как-то крайне обидно, да и вообще потеря лица.


И тут очень важно помнить об одной простой вещи: у США и у стран ОПЕК, помимо всего прочего, довольно разные представления о «справедливой цене» на нефть. Если американцев устраивает «коридор» в $50-60 за бочку (это выше себестоимости добычи «сланцевой нефти», но терпимо для остальной американской экономики), то для многих стран ОПЕК «справедливость» в цене барреля начинается с $80 – так у них устроен бюджет. Поэтому, если у американцев и получится загнать Иран в «санкции» на уровень приемлемого для ОПЕК+ снижения нефтедобычи, это еще ничего не значит. Никакой уверенности в том, что даже при росте добычи у трех ведущих игроков цены на нефть не будут расти, нет. Зачем опускать цены? У нефтедобытчиков, в общем, и так все достаточно хорошо.

Но и Иран – это не тот игрок на мировых рынках, который будет «утираться» в подобного рода ситуации. Нет, из ядерной сделки, как это предсказывают многие эксперты, на радость США он выходить скорее всего не будет. Но вот устроить проблемы судоходству в Ормузском проливе – это всегда пожалуйста. Командующий морскими силами Корпуса стражей исламской революции контр-адмирал Алиреза Тангсири это уже пообещал: а зачем Ирану пролив, через который идет примерно 20% мировых поставок нефти, если по нему не будут иметь возможности ходить иранские танкеры?

Впрочем, это уже в любом случае не наша война. С Ираном у нас в последние годы действительно складываются весьма добрые отношения, мы взаимовыгодно сотрудничаем и на глобальной сцене, но мы не союзники и не партнеры Ирана. Да он от нас этого и не ждет. Мы не собираемся присоединяться к американским санкциям, но и иранскую нефть нам закупать не надо – спасибо, но у нас, кажется, есть своя. Более того, многие российские нефтяники вообще не были сторонниками снижения собственной добычи даже в рамках ОПЕК+, и их можно понять. Просто деньги нужны, извините. В том числе и на текущую модернизацию собственной экономики.

Поэтому наша страна тут, также весьма ожидаемо, займет подчеркнуто нейтральную позицию: мы не собираемся ни выходить из «ядерной сделки» с Ираном, ни сокращать какие-либо виды в том числе и экономического взаимодействия с этой страной. Но и ростом нефтяных цен просто не можем не воспользоваться.

А вообще картина складывается тут весьма и весьма любопытная: одновременное выпадение с глобальных рынков объемов Венесуэлы и Ирана уже по факту привело к одному замечательному результату: резко вырос спрос (и цена) на российскую марку Urals, которая стремительно приближается по цене к эталонному европейскому североморскому Brent. Многие европейские НПЗ изначально технологически «заточены» под «сернистые» сорта, которые как раз шли с рынков Ирана и Венесуэлы и которые, что немаловажно, были дешевле низкосернистого «эталона» Brent.

И вот (на что и был расчет, по венесуэльской нефти это прямо декларировалось) вместо того, чтобы закупать американские легкие сорта, европейские нефтеперерабатывающие компании теперь тупо вынуждены конкурировать между собой за то, чтобы заполучить как можно больше средней нефти – кислой российской Urals. Ну вот такие технологические решения на этих НПЗ, не перестраивать же их прямо сейчас. И это уже привело к резкому росту спреда этой марки до рекордного с 2013 года уровня. При этом стоит помнить, что каждый доллар роста цены Urals приносит только напрямую бюджету Российской Федерации дополнительно почти что 100 миллиардов рублей в год.

За что, справедливости ради, текущую американскую администрацию с ее совершенно безответственной, но весьма прагматичной и последовательной политикой можно б было даже поблагодарить. Разумеется, только в том случае, если ситуация вокруг полей Персидского залива не приведет весь мир к настоящей большой войне.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Укажите причину