Истеричные соседи: что общего у скандалов из-за телемоста на Украине и оскорблений на ТВ в Грузии  7

Геополитика

10.07.2019 15:30

Дмитрий Лекух

2437  8.7 (6)  

Истеричные соседи: что общего у скандалов из-за телемоста на Украине и оскорблений на ТВ в Грузии

На Украине продолжается скандал из-за анонсированного телемоста телеканала NewsOne с «Россией 1», а в Грузии — разбирательство после выходки ведущего «Рустави 2» Георгия Габунии, оскорбившего российского президента. Дмитрий Лекух нашел много общего у событий в двух соседних постсоветских странах

В начале недели, словно сговорившись, Грузия и Украина почти одновременно продемонстрировали такой градус медийного и политического безумия, что он с трудом помещается даже в мерки «сумасшедших домов на Титанике», которыми эти территориальные образования числились до сих пор. Сначала в Грузии ведущий телеканала «Рустави 2» Георгий Габуния начал эфир своей авторской программы «P.S.» с ругани в адрес российского президента. К тому же еще и совершив нечто, на Кавказе принципиально недопустимое, — оскорбил память его покойных родителей. Выходка грузинского клоуна не вызвала восторга даже у привычной ко всему столичной грузинской публики: сотни жителей Тбилиси пришли к зданию телеканала и потребовали уволить Габунию и гендиректора «Рустави 2» Нику Гварамию.

А сразу вслед за этим проснулся и украинский «политику», устроив какой-то визгливый шабаш по поводу невинной, в сущности, затеи с телемарафоном, который собирались совместно проводить канал «Россия 1» с NewsOne. Что самое забавное, в запрещенном телемарафоне какую-либо политику вряд ли можно разыскать даже под микроскопом, ибо российского тележурналиста Малахова, который должен был вести эфир с российской стороны, можно заподозрить в чем угодно, кроме политической ангажированности. Уже сам факт того, что Андрей Малахов заподозрен в том, что он «рупор путинской пропаганды», придает этому, и так далеко не самому эстетичному зрелищу, окончательный характер дурного шапито.

Совершенно очевидно, что оба эти акта объединяет одно: они оба ни в коем случае по замыслу не против России. И в Тбилиси, и в Киеве в местных политических классах «русофобия» — фактор не внешней, а внутренней политики. И в обоих этих случаях «месседж» направлен как раз на внутреннюю, а не на внешнюю аудиторию, где инициаторы и прочие игроки собираются набирать какие-то рейтинговые очки — выборы же скоро (в конце июля парламентские на Украине, в Грузии — в 2020 - прим.).

Правда, в Грузии эффект уже, что называется, превзошел самые смелые ожидания: народ в Тбилиси горячий, это не всегда хорошо, но журналистам «Рустави 2» по родному городу без охраны лучше сейчас не ходить.

И веники, и битые яйца перед офисом телекомпании здесь не самое страшное. Грузия и без того уже начала нести потери и убытки из-за поведения своих властей. С 8 июля вступил в силу запрет на прямое авиасообщение между Россией и Грузией, рейсы прекращают как российские авиакомпании, так и грузинские. И это уже по факту сказалось на туристической отрасли: на черноморских курортах республики граждане России уже аннулировали 80% гостиничных броней. По оценке Национальной администрации туризма Грузии, вероятный ущерб для экономики страны от сокращения туристического потока из Российской Федерации составит около $710 млн. И для самой высокодоходной и динамично развивающейся туристической отрасли Грузии это, конечно, реально страшный удар по вполне конкретным людям.

И вот здесь мы подходим, пожалуй, к самому интересному. «Мальчик из хорошей грузинской семьи» Георгий Габуния (потомственный грузинский телевизионщик, мама — известная ведущая еще с советских времен), обращаясь к Путину, на самом деле решал внутренние вопросы, апеллируя к электорату своей собственной страны. И электорат ему, Господи прости, и ответил. Это крайне непростительная глупость — отождествлять интересы политического истеблишмента и народные чаяния. Они зачастую в таких вот образованиях прямо противоположны. Потому как для любого нормального грузина русский турист, который пьет вино в его небольшом ресторане и с которым всегда можно перекинуться парой слов, куда более значим, чем любой «грузинский телевизионщик» не в первом поколении. По крайней мере от русского туриста грузинский «глубинный народ» видит некоторую практическую пользу, а вот от журналиста Георгия Габунии практическую пользу видит только Михо Саакашвили, которого самого с удовольствием линчевала бы половина «глубинного населения» этой небольшой страны.


И определенные «красные линии» по отношению к этому «глубинному народу», к его интересам ни одному журналисту лучше вообще не переходить.

И, кстати, люди и вышли к «Рустави 2» вовсе не из-за того, что этот черт наговорил про Путина. А из-за того, что, по их мнению, он своим поступком опозорил весь грузинский народ. Ну, и многим еще и залез попутно в карман, а Грузия — республика и без того небогатая.

Нечто подобное, правда, еще не в таком завершенном виде, произошло синхронно и на ни от кого не зависимой Украине. На 12 июля был запланирован телемост «Надо поговорить» между студиями в Москве и в Киеве. Подчеркивалось, что он пройдет без политиков и без политики и станет еще одной попыткой диалога между украинским и российским народами. По опубликованным данным опросов, этот телемост поддержало подавляющее большинство зрителей NewsOne, что и вызывало страх «политикума». Больше всего они боятся, что некую политическую субъектность приобретет тот, от чьего имени они и выступают. А именно — украинский народ.

Большинство которого, пусть и бессловесное, и развращенное реалиями последних десятилетий все равно составляют те самые «косные совки», с которыми там так активно борются при помощи всевозможных декоммунизаций и о потенциальном реванше которых все последние дни так яростно и много говорят.

В той же России социально и идеологически близкую нынешним киевским и тбилисским «элитам» «революцию Болотной площади», хоть и в куда более мягком виде, сначала придавила во многом «лояльность Поклонной горы». А потом еще прошлись катком «крымский эффект» и «Бессмертный полк».

И украинские политики всех цветов и расцветок боятся далеко не «страшного Путина», а в данном конкретном случае «нарушителя конвенции» Медведчука. Который сделал страшное: начал апеллировать к «глубинному народу» напрямую, минуя лукавые демократические институты. Поэтому даже безобидный телемост с Андреем Малаховым вызвал анекдотичную реакцию. Видео актера Зеленского с призывом поговорить с президентом Путина при «авторитетных смотрящих» от Трампа до несчастной пенсионерки Терезы Мэй было так потешно карикатурно, что стало даже и неловко. Скажите, а действительно вот этот теперь у них президент?! Ну, простите, дела…

А теперь самое главное: судя по всему, чем хуже будут идти дела у этих лимитрофных политических образований, тем больше там будет подобного рода забавных истерик. И тем чаще они будут синхронизироваться по времени: как ни крути, а все равно это один и тот же народ, который синхронно признал в начале 90-х годов прошлого столетия в каждой из новообразованных республик «власть квалифицированных меньшинств». Российская Федерация начала выныривать из этого экзистенциального ада чуть раньше других. Но и остальным образованиям на постсоветском пространстве также либо придется пройти этот путь, к сожалению, в куда более жестком варианте, либо просто погибнуть. Но не потому, что на это есть какая-то абстрактная воля «русских агрессоров», а просто потому, что это объективный исторический процесс.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Укажите причину