В правительстве признали долги россиян социальной проблемой. Как ее решать  17

Экономика

04.07.2019 16:59

Дмитрий Лекух

1777  8.3 (13)  

В правительстве признали долги россиян социальной проблемой. Как ее решать

В Минфине признали, что ситуация с кредитами в России становится социальной проблемой. Замминистра финансов Алексей Моисеев заявил, что россияне «переходят за критические уровни долговой нагрузки». На высокую закредитованность населения обращал внимание и глава Минэкономразвития Максим Орешкин, указывая на угрозу пузыря. Но глава ЦБ с ним не согласилась

К крайне забавной дискуссии о «закредитованности» населения между министром экономического развития Максимом Орешкиным и главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной, развернувшейся еще в рамках ПМЭФ, внезапно присоединился еще и замминистра финансов Алексей Моисеев. Он поддержал коллегу по правительству. Хотя финансист и плановик по определению должны друг друга как минимум не любить (у них просто функционал прямо противоположный). И вдруг на одной стороне. Причем стоит отметить, что заместитель министра финансов Алексей Моисеев выступил не просто с поддержкой коллеги, а с беспрецедентно жестким по нашим вегетарианским временам заявлением: по его мнению, долговая нагрузка россиян перешла критическую черту.

Напомню, о чем речь. За последние несколько месяцев министр экономического развития Максим Орешкин неоднократно, в том числе и публично, с трибуны Петербургского международного экономического форума призывал ЦБ ограничить потребкредитование и даже предупреждал о возможной рецессии в 2021 году из-за его «некондиционного» роста. На что председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, признавая высокие темпы роста кредитования, заявила: «Совершенно неправильно считать, что уже сейчас есть риски пузыря».

Если верить цифрам, на 1 мая текущего 2019 года задолженность наших соотечественников по необеспеченным кредитам составила 7,9 трлн рублей. Это вовсе не значит, что это «плохие» кредиты или «невозвратные»: рынок потребительского кредитования преимущественно вообще обходится «без обеспечения». Тем не менее за год цифра выросла в процентном соотношении на 25,3%, и вот тут Моисеев совершенно прав, ибо такая динамика настораживает.

Правда, рецепты, предложенные представителем отечественного Министерства финансов для исправления ситуации, выглядят несколько странноватыми: ограничение потребительского кредитования, как совершенно справедливо отмечает чиновникам банкир Набиуллина, приведет только к замедлению экономики, но саму проблему «закредитованности» не решит.

Более того, на прошлой неделе Центральный банк РФ опубликовал доклад, в котором довольно доходчиво объяснил, что потребительское кредитование не надувается, а просто восстанавливается до прежнего, докризисного уровня. При этом, если смотреть на вещи объективно, то долговая нагрузка россиян даже меньше, чем в других странах. В I квартале она составила 9% денежных доходов, что в 2–2,5 раза меньше, чем в развитых странах, и на 20–30% ниже, чем в развивающихся, писал Центробанк. Тем не менее некоторые опасения Минфина подтверждает и сам Центробанк: заемщики в среднем направляют на обслуживание долгов 43,9% доходов. А это много, к сожалению. Очень много.

Очевидно, что в нынешнем виде ситуацию «подвешивать» совершенно точно нельзя: массовые неплатежи населения суть прямая угроза кризиса всей отечественной банковской системы. Которая, будем откровенны, у нас получилась довольно уродливой и хрупкой, но пока кое-как все-таки функционирует. Но если еще и там засбоит по-взрослому, мало не покажется никому.

Спор этот не очень чтобы предметен. Неслучайно председатель ЦБ справедливо указывает, что ее гораздо больше волнует рынок ипотечного кредитования, который, очевидно, проседает. А цифры там немного другие, да и проблемы с реализацией ипотечных залогов так толком и не решена (учитывая мировой опыт и бесконечные ипотечные пузыри, она, скорее всего, принципиально не решаемая). Да еще плюс и сама ипотечная программа откровенно пробуксовывает, причины чему понятны и прозрачны — недостаточный уровень долгосрочно планируемых доходов населения. И на этом фоне проблемы на рынке потребительского кредитования, которое и кредитованием называть не очень прилично, ибо это обыкновенное ростовщичество, действительно является с точки зрения банковско-финансовой системы проблемой вторичной.


Вот такая странноватая «история одной полемики», в которой изумительным образом глава Центробанка ратует за развитие эффективного, но при этом абсолютно аморального по своей природе сектора рынка «потребительского кредитования». Со всеми его милыми прелестями типа всеразличных полубандитских МФО и коллекторских агентств. Там, конечно, сейчас стараются навести хоть какой-то порядок, — не отметить усилия того же ЦБ тут просто невозможно. Вот только сама природа «ростовщического капитала» такова, что рядом с ним в любом случае рано или поздно образуются злоупотребления и откровенный криминал. Это — с одной стороны.

А с другой стороны министр, которому по служебному функционалу положено радеть за развитие всяких рынков, неожиданно выступает в роли защитника социальных интересов заемщиков.

Что же касается настоящих проблем в отечественной банковско-финансовой системе, то они действительно лежат в области кредитования, но вот только не населения, а экономики. И вот с этой функцией как раз банковская система в нашей стране, совершенно очевидно, не справляется. Неслучайно для приоритетных отраслей приходится внедрять альтернативные и, очевидно, «нерыночные» системы кредитования — что в сельском хозяйстве, что в ВПК — получается ровно один и тот же хрен. Эти отрасли у нас очень хорошо развиваются, но исключительно оттого, что кредитное финансирование в них идет по законам, прямо не соответствующим мейнстриму, в котором живет, точнее, благополучно загибается, остальная экономика страны.

Да и о чем тут, в сущности, говорить, если даже крупный отечественный сырьевой бизнес, имея все возможности доступа в крупнейшие отечественные банки, предпочитает, несмотря на любые санкции, все равно кредитоваться за рубежом. А российская банковская система продолжает с гордостью отчитываться о рекордных доходах и триллионных прибылях даже в самые жесткие, кризисные годы. Несмотря на все санации и последующие банкротства клиентов из реального сектора экономики, банкиры продолжают поднимать какие-то совершенно нереальные цифры. Так что даже иногда хотелось бы поинтересоваться эдак небрежно: а откуда, собственно, дрова. Но это — так, к слову.

Что же касается проблемы реального перегрева рынка потребительского кредитования, то она действительно есть. В частности, о рисках не так давно говорил и первый вице-премьер Антон Силуанов. «Рост» кредитования негативно сказывается на реальных располагаемых доходах населения, а это уже очень серьезный показатель.

Кстати, в июне обеспокоенность по поводу закредитованности населения впервые выразил и Владимир Путин, который для начала призвал Центральный банк РФ обратить на это внимание. И он же, Путин, и дал понять, как должна решаться эта проблема. Он к этому вообще постоянно призывает и даже ставит вполне конкретные задачи. Глобально эта проблема может быть решена отнюдь не ограничением потребительского кредитования через большие банки — тут можно будет просто передать привет совсем уж небрезгливым микрокредитным конторам, они этих «отказников» с радостью подгребут под себя.

Глобально подобного рода проблемы решаются только ростом реальных располагаемых «белых» доходов населения: у кого есть стабильный доход и нормальная кредитная карточка с трехмесячным льготным периодом, вряд ли пойдет за потребкредитом для покупки смартфона или телевизора. Ну а что касается «рынка микрокредитов», то его, как любое неприличное начинание (а ростовщичество всегда стояло в одном ряду с сутенерством и скупкой краденого), нужно бы вообще по возможности как можно скорей и самыми радикальными способами закрывать.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Укажите причину